Питер Вагнер - Молитвенный щит

стр. 45

Глава 5 Принимая личное ходатайство

Я хочу сделать два заявления, которые на первый взгляд могут показаться вам несколько странными.
Моя личная молитвенная жизнь в полном порядке! Но мои собственные молитвенные привычки не поднимаются выше среднего уровня.
Загадка, конечно же, кроется в том, каким образом можно совместить эти два заявления. Как мои заурядные молитвенные привычки могут сочетаться с первоклассной молитвенной жизнью?
Ответ прост: я научился принимать личное ходатайство.

Заурядные молитвенные привычки?
Когда я говорю, что мои молитвенные привычки вполне обычные, я имею в виду, что теперь они лучше, чем были раньше.
Я вырос не в христианской семье, где нормой была бы воскресная школа, молитвы и чтение Библии. Только после окончания средней школы я был рожден заново и стал верным христианином. Начальное христианское воспитание я получил через студенческое общение в рамках служения «Интер-Варстгги» Именно там мне объяснили, что каждый день следует выделять какое-то время для «молитвенного общения», и я начал практиковать это. Поскольку самодисциплина мне всегда давалась очень легко, я сохранил привычку выделять время для молитвенного общения, несмотря ни на что. Во время занятий в семинарии и в течение всего моего миссионерского служения в Боливии я строго придерживался этого правила.
Если бы в момент доверительного расположения духа кто-нибудь спросил меня о моих молитвенных привычках, я бы сказал, что молюсь исключительно потому, что обязан, выполнять, свой долг. Точно так же я чистил зубы, принимал витамины, стриг время от времени отросшие волосы и регулярно менял нижнее белье. Так делали все порядочные христиане. И хотя я не мелу вспомнить особо приятных чувствований во время своих молитв, но я был доволен, что выполняю свой долг.
Затем в возрасте сорока лет в моей карьере произошел резкий переход от положения миссионера к статусу профессора в семинарии в Пасадене, штат Калифорния. Вполне вероятно, он совпал с определенным возрастным кризисом, который приходится на середину жизни, хотя я не могу назвать себя блестящим психоаналитиком для себя самого. Но среди всех происшедших в тот период перемен однажды, где-то через пару лет после приезда в Соединенные Штаты, я решил вообще прекратить выделять время для молитвы. Мои молитвы стали настолько безжизненными и формальными, что я решил обойтись без них. А потому в течение примерно двух лет я вставал, завтракал и шел на работу, не тратя никакого времени для Бога, за что я так горячо ратовал в конце предыдущей главы.
Очень плохо! Шло время, и я все больше и больше убеждался в том, что без регулярной молитвы мне никак не становится лучше. Дела в классе шли хорошо, служение тоже было достаточно успешным, и карьера была, в общем и целом удачной. Но каким-то образом всегда оказывалось, что я нахожусь в самом центре сумятицы и споров. Продвижение вперед всегда давалось с огромным трудом и тяжелой борьбой. Я начал страдать от высокого кровяного давления и непрекращающихся головных болей.

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский