Едвин и Лиллиан Харви - Они знали своего Бога - Часть 2

стр. 14

Джон Вулмен

Друг угнетенного
«Своим исходным импульсом уничтожение человеческого рабства, несомненно, во многом обязано жизни и деятельности одного бедного, необразованного, простого труженика из Нью-Джерси, само существование которого было едва известно за пределами узкого круга его христианской общины», — заметил известный квакерский поэт Джон Гринлиф Уитьер. Он продолжает: «Для тех, кто судит лишь по наружности, нет ничего труднее для объяснения, чем сила морального авторитета, зачастую затрагивающая тусклые и небогатые событиями жизни. На наших глазах происходит некое великое преобразование, которое поднимает мир на более высокий уровень, некое мощное изменение, которого с тревогой ожидали эпохи. Стремясь проследить это событие, возвращаясь к его первоисточнику, мы часто удивляемся, обнаружив, что начальное звено в цепи причин является сравнительно заурядной личностью, божественное полномочие и предопределение жизни которой были едва понятны не только современникам этого человека, но, возможно, и ему самому. Ничтожная единица стала тысячей; “плоды его будут волноваться, как лес на Ливане” (Пс. 71:16). “Не придет Царствие Божие приметным образом...” (Лк. 17:20); и единственная разгадка тайны заключается в том, что божественная сила была явлена через скромное посредничество, и рука Всевышнего направляла одного из людей».
Предметом этого поэтического наблюдения был Джон Вулмен, который родился в 1720 г., спустя 38 лет после приезда в эти края благочестивого Уильяма Пенна, начавшего свой «Святой опыт» в землях, граничащих с Нью-Джерси. Здесь, на полоске земли, пожалованной ему Карлом II, этот квакерский деятель управлял своей колонией в Пенсильвании согласно закону любви к Богу и человеку. Это место стало гаванью для квакеров и других преследуемых лиц, искавших убежища. Эти люди влияли на мировоззрение многих первых поселенцев в тех краях.
Через всю жизнь Джон Вулмен пронес самые трогательное воспоминания о родительских наставлениях, а также о счастливых воскресных послеобеденных часах, проведенных в скромном фермерском доме в Нью-Джерси. Его родители были богобоязненными квакерами, строго соблюдавшими день Господень и внимательно следившими за духовными и интеллектуальными интересами своих детей. Каждый член этой большой семьи по очереди читал вслух Священное Писание или какую-либо содержательную христианскую книгу, а остальные молча его слушали. В своем дневнике Вулмен делится своими впечатлениями от этих занятий — мыслями в высшей степени глубокими для столь юного возраста.
Из прочитанного и слышанного мной я знал, что в прошлые времена жили люди, ходившие перед Богом в неправедности, намного превышающей все, что я знал или слышал о живущих в наше время; и восприятие того бытия меньшей стойкости и твердости, чем среди живущих в наше время людей, часто тревожило меня в пору моего детства.
Мне еще не было семи лет, когда я начал свое знакомство с тем, как действует божественная любовь. Благодаря заботе родителей я научился читать

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский