Дерек Принс - Они будут изгонять бесов

стр. 14

4. Моя битва с депрессией

Я вспоминаю годы перед Второй Мировой войной. Четыре с половиной года я служил в Британской армии на Среднем Востоке. Затем, во время моего увольнения, я женился на Лидии Кристенсен, датской учительнице, которая возглавляла маленький дет-ский дом в Иерусалиме. Благодаря моему браку с Лидией, я стал отцом уже существующей семьи из восьми девочек, из которых шесть были еврейками, одна — палестинская арабка и самая маленькая — англичанка.
Всей семьей мы были свидетелями возрождения государства Израиль в 1948 году и затем переехали в Лондон. Мы обнаружили город, который утомленно пытался восстановить свою вдребезги разбитую войной жизнь. Каждую ночь нацистские бомбарди-ровщики проливали дождь ужаса и уничтожения на людей, которые не могли отплатить тем же. Много позже после того, как бомбы прекратили падать, свежие шрамы были все еще видны в городе.
Многие улицы напоминали мне человека, у которого при улыбке обнаруживалось отсутствие двух или трех передних зубов. Посреди уцелевших домов, которые остались стоять, мелькали заросшие сорняками пустыри, служвшие молчаливыми мемориа-лами памяти погибших семей, уничтоженных вместе со всем домом. Еще ужаснее выглядели пустые каркасы домов с почернев-шими, обвалившимися стенами и выбитыми окнами. Напрасно глаз искал любого остатка элегантности или красоты. Внешние шрамы города соответствовали эмоциональным шрамам, которые люди носили в себе. Преобладающим настроением был уста-лый цинизм. Британия вышла из войны победительницей, но плодом победы была горечь. Большинство основных продуктов питания были в дефиците. Такие товары, как сахар, масло, чай и табак, которые могли принести в жизнь немного радости или, по крайней мере, сделать ее более терпимой, были строго нормированы. Очереди были слишком длинными, а настроение было подавленным.
Уровень духовной жизни в Англии был ниже, чем, по крайней мере, в течение последних двухсот лет. Меньше пяти процентов населения регулярно посещали какое-либо место поклонения Богу. Многие церкви были либо разобраны, либо переделаны в мебельные хранилища. Из тех церквей, которые остались открытыми, только некоторые несли позитивную проповедь надежды, которая могла послужить противоядием преобладающей депрессии.
Вскоре после того, как мы поселились в Лондоне, я начал свое пасторское служение в маленькой пятидесятнической общине, которая находилась недалеко от центра города.
Мое преобладающее впечатление о том времени — это серость. Улицы были серыми, дома были серыми, люди были серыми. И большинство времени небо тоже было серым. Горючее, используемое для отопления, производило дым над городом, и времена-ми блокировало, по меньшей мере, 25 процентов солнечного света, который мог бы смягчить серость. В зимнее время город время от времени погружался в такой густой туман, что не видно было собственной вытянутой руки.
И все же был другой тип серости, еще депрессивнее. Это была странная, необъяснимая серость внутри моей души. По духовным стандартам

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский