Лестер Самралл - Отвага побеждать

стр. 23

7 У меня были великие планы стать богачом

В детстве я покупал в местном оптовом магазине стофунтовые мешки арахиса, жарил орехи в духовке, раскладывал их по пакетикам и продавал рабочим с лесопилки.
А летом я обтягивал брезентом старую тележку, покупал блок льда и различные сорта сиропа и, вооружившись скребком для льда и бумажными стаканчиками, делал настоящий бизнес. Часто я имел хороший доход.
Итак, вдохновленный своими способностями и любовью к деньгам, я бросил школу в шестнадцать лет. Не обращая внимания на слезы матери, я поехал в Мобил, штат Алабама, где поступил в парикмахерский колледж и стал хорошим мастером. Вернувшись домой, я стал парикмахером в центральной парикмахерской города. Мне это нравилось!

У меня была страсть делать деньги

Мои клиенты любили меня — самого молодого парикмахера в городе, который был ловким малым и знал все модные стрижки. Но вскоре меня свалил туберкулез. Это был бич того времени, как полиомиелит в 50-х годах и вирус СПИДа сегодня.
Медицина была бессильна. Богатые люди, подхватившие туберкулез, ехали в санатории, где чахли и умирали. Бедняки, вроде меня, ждали смерти дома.
Сперва я отказывался принять свой смертный приговор. Ходили истории о людях, переживших эту болезнь, подобно тем, которые сумели пережить средневековую чуму или оспу, или сибирскую язву. Я полагал, что буду одним из них. Но я все слабел и слабел. Я уже был не в силах работать, так что я оставался дома и уже не вставал с постели.
Женщины из молитвенной группы приходили молиться за меня и возлагали на меня руки. Они стояли около моей кровати, умоляя Господа сохранить мне жизнь. Я просил свою мать больше не приводить их.
«Я не желаю видеть этих старух возле себя», — повторял я ей. Но на следующей неделе они приходили снова. Я молча проклинал их.
Наконец однажды пришел старый, седой доктор, прослушал мою впалую грудь, покачал головой и встал. В ужасе я услышал, как он тихо говорил моему отцу, что мне, вероятно, не протянуть и одной ночи.
«Я ухожу домой, — сказал он мягко. — Я ничем не могу помочь. Я не могу даже измерить давление и взять кровь для анализа».
К тому времени я уже несколько недель харкал кровью. Даже ночью кровь текла у меня изо рта на подушку и простыню. Ужасные приступы потоотделения мучили меня долгими ночами. Но в тот вечер из меня вышло море крови. В моих пораженных легких открылось кровотечение. Все было кончено.
Мать стояла у моих ног и плакала. Я слышал мрачные слова доктора: «Мальчик при смерти. Позовите всех, кто, по-вашему, должен попрощаться с ним. Через пару часов его уже не будет. Сегодня я выпишу свидетельство о смерти, а забрать его вы сможете завтра утром. Потом сходите на кладбище и выберите место для могилы».
И он ушел. Мне было семнадцать лет! Мое время кончилось, так и не успев начаться. Моя жизнь ушла, а я так и не вкусил ее. У меня не было времени жить — и вот теперь пришло время умирать! Я не был готов — я знал это. И я умирал. Я был испуган. Я цеплялся за жизнь.
В темноте ночи я посмотрел по правую сторону

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский