Лестер Самралл - Отвага побеждать

стр. 29

9 Как ты можешь жить под Господством Христа?

Мать плакала, отец кричал, а младшая сестренка удивленно таращила глаза, когда я ушел из дома, чтобы стать проповедником.
Возле дома в своей чихающей машине-развалюхе сидел мой друг. Ему понравилась моя великая миссия, и мы поехали. Я даже не помню, сообщил ли он об этом своим родителям. Что он делал около моего дома? Не знаю! Глядя в прошлое, то совпадение, что он оказался рядом с домом, и его готовность поехать со мной выглядят настоящим чудом.
Хочешь услышать еще что-то невероятное? Вот уже тридцать лет я не могу вспомнить его имя. Вот так-то! Господь послал семнадцатилетнему проповеднику в качестве водителя такси (и руководителя хора) друга, с которым он раньше купался и ловил рыбу. Я даже не помню его имени, но он был там, когда понадобился Богу.
Сумел бы я выбраться из города без него? Мне пришлось бы отправиться пешком, и тогда отец догнал бы меня на автомобиле и вернул домой. У меня не было денег на автобус или поезд. Я был несовершеннолетним. Если бы папа велел мне вернуться, то по закону мне бы пришлось сделать это. Но у меня был великий и славный Отец, Который послал моего друга в нужное время и внушил ему энтузиазм принять мое дикое предложение.
Конечно, он хотел поехать со мной, чтобы стать проповедником! Мы направились на север на его старой машине, готовые евангелизировать весь мир. Я был слишком наивным и не думал о том, что только что уверовавший семнадцатилетний подросток не может взять и начать проповедовать безо всякой подготовки. У нас даже не было помещения для проповеди.
Мы мучились с нашей старой колымагой всю дорогу, останавливаясь через каждые пять миль, чтобы залить воду в радиатор. Мы проголодались. Но у нас не было денег. У дороги мы заметили хурму с ветвями, отяжелевшими от сладких оранжевых плодов. Мы раскачали дерево, подобрали спелые плоды, а затем сели на траву и наелись до отвала. Наши дух и вера укрепились еще больше. Мы представили себе, что чувствовал Илия после того, как его накормили вороны у потока Хораф.
Посреди хлопкового поля мы увидели деревенскую школу. Что-то внутри меня подсказало: «Это — то место». Мы отыскали хозяина поля, и я объявил ему властным голосом: «Сэр, мы хотим использовать это здание для проповедей».
Помню его изумленный взгляд. Видимо, я совсем не походил на евангелиста, стоя тогда перед ним со всеми своими 92 фунтами веса (42 кг), в городской одежде, с шевелюрой персикового цвета и моей большой Библией. Он отрицательно покачал головой.
«Я был болен туберкулезом, и если я не буду проповедовать, то умру, — сказал я ему. — Бог исцелил меня с условием, чтобы я проповедовал».
Он усмехнулся и ничего не ответил. Я стал обвинять его: «Если вы не отдадите мне это школьное здание, то я умру, и вы будете виноваты в этом».
Тут рот старого фермера открылся, и табачная жвачка потекла по подбородку.
«Полегче, сынок, — сказал он, растягивая слова и подмигивая, — я вовсе не хочу, чтобы ты умер!»
«Тогда отдайте нам здание школы», - настаивал я, не видя в этом ничего

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский