Лестер Самралл - Отвага побеждать

стр. 30

смешного. Он порылся в своих карманах и достал старый ключ. Я поблагодарил его, затем про себя я поблагодарил Господа. Я собрался было уходить, но остановился.
«Не могли бы вы одолжить нам и фонарь?» - спросил я.
Он дал его нам.

У меня появилось первое церковное здание

В тот вечер в старой деревенской школе началось пробуждение. Я был проповедником, а мой друг -руководителем хора. Мы ходили взад и вперед по дороге, сообщая всем прохожим о собрании. В первый вечер пришли восемь фермеров. Пошли слухи о пробуждении. Аудитория увеличилась.
Я не знал как следует, что делать. О чем я проповедовал? Я поведал, как был призван Богом! Это была одна проповедь. На следующий вечер я рассказал то же самое, но добавил смака. Но на третий день люди забеспокоились. Они не хотели снова слушать о моем исцелении. Таким образом, мне пришлось придумывать что-то иное. Я рассказал им другие истории из своей жизни, про тот случай на плоту и про то, как я чуть не утонул, а сын проповедника убежал, и еще одну историю о том, как на меня напали в Новом Орлеане.
Но моим проповедям чего-то не хватало, особенно когда я уходил от личных историй. Я путался в библейских сюжетах, изо всех сил стараясь вспомнить уроки воскресной школы. Как я сожалел, что не уделял им внимания! Где-то на третий или четвертый день моя проповедь потерпела полную неудачу. Я взирал на неподвижную, незатронутую аудиторию и соображал, что бы мне еще сделать. Я был так обескуражен, что даже не пытался собрать пожертвования. И не призвал к покаянию. Мой руководитель хора, который уже собирался бросить меня, что-то бормотал о том, чтобы вернуться домой к своей подружке. Он даже не исполнил завершающую песню. Все просто разошлись по домам. Я был удручен.

Дела пошли хуже

На следующее утро фермер, приютивший меня, довольно грубо поприветствовал меня за завтраком: «Приятель, в моем доме кто не работает, тот не ест ».
Я думал, что работаю — проповедую от всего сердца каждый вечер, молясь и отдыхая днем. К тому же никто из гостивших у нас проповедников и не думал работать. Они просто сидели рядом за столом.
«Работа?» — выпалил я.
«Разве не в Библии написано: кто не работает, тот и не ест?»
«Конечно, но я работаю. Проповедование — это работа».
«Ну уж нет! Это просто болтовня. — Фермер указал на две большие бадьи. - Бери эти помойные ведра и иди кормить свиней».

Знаешь ли ты, что такое помои?

Помои — это остатки пищи, которые вычищают из тарелок перед мытьем посуды. Это верхние коричневые листья латука. Это ботва моркови, тухлые яйца и заплесневелый хлеб. Это — рыбьи потроха и куриные кости. В фермерской семье помои не выбрасывают, а ежедневно собирают в большие ведра на кухне — испорченное молоко, прогорклое сало, червивые персики, недоеденный кусок свиной отбивной и суп с лапшой, который испортился, простояв целый день. Иметь дело с помоями не очень-то приятно. Они воняют, особенно если простояли на кухне целые сутки.
Свинарник находился в нескольких сотнях футов

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский