Лестер Самралл - Из чего делают победителей

стр. 37

слова: «Всегда видел я пред собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь» (Пс. 15:8).
Это вид святого упорства. Это такой вид решимости, которая необходима всем нам без исключения. Об отсутствии такой твердости и упорства писал апостол Иаков: «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1:8).
У Неемии не было ни тени сомнений или колебаний. С того самого момента, когда он услышал о разрушенных стенах города, он знал, что нужно делать. Для него не было пути назад. Не было оправданий, колебаний, не было желания пойти на компромисс. Он твердо решил восстановить стены Иерусалима.


Пути назад нет
Впервые Неемия показал, насколько твердо он решился на это дело, когда пошел со своей просьбой к царю Артаксерксу. Он рисковал жизнью, появившись перед царем с опечаленным лицом.
По закону мидян и персов человек, появившийся в присутствии царя в плохом расположении духа, с печальным или рассерженным лицом, в тот же день отправлялся на казнь. Царь не позволял находиться при себе человеку, который бы не излучал радости. Вот почему Неемия поясняет: «Я, казалось, не был печален перед ним» (Неем. 2:1).
Но поскольку Неемия был целеустремленным человеком, он не мог долгое время сохранять видимость душевного покоя, и наступил день, когда он вошел в присутствие царя с выражением печали на лице. Он, по всей вероятности, решил: «Если уж суждено умереть, значит умру!» Какая сила верности своей идее! И все же я думаю, что Неемия ждал положительной реакции царя на свое прошение. Конечно, он знал, что если Бог положил ему на сердце бремя о восстановлении иерусалимских стен, то Он также не даст ему умереть от руки царя.
Обратите внимание, что произошло потом. Вместо того чтобы наказать Неемию, царь спросил его: «Чего же ты желаешь?» (Неем. 2:4). Этот вопрос прозвучал для Неемии как приглашение к общению, как карт-бланш и как ответ на его многомесячные молитвы.
Внимательно вслушайтесь в разговор Неемии с царем. Мгновенная реакция Неемии на вопрос царя была типичной для него. Он сделал едва заметную паузу — чтобы помолиться. Затем высказал царю свое желание: «Если царю благоугодно и если в благоволении раб твой пред лицом твоим, то пошли меня в Иудею, в город, где гробы отцов моих, чтоб я обстроил его» (Неем. 2:5).
Уже выражая это желание, Неемия сильно рисковал. Царь мог разгневаться, услышав подобную просьбу. В конце концов, он правил целой империей, а Неемия был его рабом. Кем он себя возомнил, пожелав вмешаться в государственные дела? Более того, Неемия просил разрешения на восстановление стен покоренного царем города. Царь мог обвинить его в попытке организации мятежа и казнить его за это.
Но «сердце царя — в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его» (Прит. 21:1). Бог замыслил план этого разговора и руководил ответом царя. Мы не должны удивляться тому, что царь дал Неемии все, о чем тот просил, и даже более того. Он отпустил его в Иерусалим, дал рекомендательные письма, дал лес

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский