Лестер Самралл - Из чего делают победителей

стр. 76

Глава 13 Настоящий труд начинается тогда, когда работа закончена

История Неемии была бы приятнее без тринадцатой главы. Эта глава прибавляет печали к его повествованию. Но она есть, и оттого рассказ Неемии становится еще более реальным.
Одна из грустных характеристик пробуждения заключается в том, что оно не длится вечно. Божий народ начинает испытывать самодовольство, и в жизнь избранных потихоньку пробирается грех, в то время как слава пробуждения медленно угасает. В библейской истории такое происходит снова и снова, и служение Неемии в Иерусалиме представляет собой еще один пример такого исхода.
Однако в каком-то смысле я рад увидеть в последних стихах этой книги великого Божьего победителя, вновь восставшего против злоупотреблений и нечестия. Он открыто обличал грех и требовал от Божьего народа повиновения тому завету, который они подписали. Радостно видеть, что он не утратил прежнего пыла, радостно видеть его святой и праведный гнев, направленный против нечестия. Он пытался залатать в стене появившиеся трещины.

Чтобы стены с треском не рухнули
Неемия возревновал о Господе — в самом хорошем смысле этого слова. Он возмутился, когда люди, знавшие Бога, стали самонадеянными и проявили явное непослушание. Он беспокоился о том, чтобы распространяющееся влияние греха не разъело раствор, который скрепляет все общество воедино, и чтобы стены, над которыми он так усердно трудился, не рухнули снова.
Неемия на некоторое время уехал из Иерусалима. Он не говорит, как долго он отсутствовал, но мы предполагаем, что его не было там несколько лет. Это объясняет его потрясение и гнев (см. Неем. 13:8), когда он увидел, насколько глубоко город погряз в грехах.
Помните, когда Неемия впервые просил царя позволить ему отправиться в Иерусалим, он обещал правителю, что через определенное время вернется. Он установил конкретное время своего возвращения (см. Неем. 2:6). Видимо, это время подошло, и Неемия вернулся в Сузы, чтобы продолжать выполнять свои обязанности в царском дворце. Затем ему еще раз было разрешено приехать в Иерусалим: «В тридцать втором году Вавилонского царя Артаксеркса я ходил к царю, и по прошествии нескольких дней опять выпросился у царя» (Неем. 13:6).
Возвратившись в Иерусалим, Неемия столкнулся с несколькими случаями явного нарушения Божьих законов. К его великому удивлению, первосвященник позволил старому врагу Неемии, Товии, переселиться в одну из комнат храма! Неемия был вне себя от гнева. Поскольку он был человеком действия, то принял быстрое решение: «Тогда мне было весьма неприятно, и я выбросил все домашние вещи Товиины вон из комнаты» (Неем. 13:8). После этого он заставил священников вычистить и выскоблить комнату.
Правильно, Неемия! В таких случаях не до дипломатических реверансов. Этот Товия даже не был израильтянином. Он был врагом народа и врагом Богу. Он не имел никакого права жить при храме. Действия Неемии вызывают в памяти сцену, когда Господь Иисус, также разгневанный превращением храма в вертеп разбойников, перевернул столы менял и выгнал их прочь.

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский