Лестер Самралл - Пионеры веры

стр. 82

Дуглас Р. Скотт Апостол Франции (1900-1967)

Теперь я знаю, что у Бога есть чувство юмора. Ведь Он сотворил Дугласа Скотта! Это был самый смешной из всех людей, которых я видел в жизни. Скотт не имел достаточного образования и глубинных познаний библейского текста, но был призван Богом поехать миссионером во Францию.
Еще ни одно человеческое существо не коверкало так французский язык, как это умудрялся делать Дуглас Скотт. Выглядел он при этом абсолютно невинно, а слушавшие его падали от хохота. Из-за плохого знания языка Скотт произносил слова, которые совсем не имел в виду. Но когда он возлагал руки на больных, те исцелялись. Благодаря чудесам исцеления (ими было полно его служение) Скотт получил доступ к высшим слоям французского общества.
Когда я был во Франции, то навестил Скотта. Он принял меня в доме мэра.
Однажды мэр, когда мы в очередной раз вместе со Скоттом были у него в гостях, спросил меня: «Молодой человек, в каком году вы родились?» «В тысяча девятьсот тринадцатом», — ответил я. Он вышел из комнаты и через минуту вернулся обратно. В руке у него была бутылка с вином, на этикетке которой был виден год розлива — 1913. Мэр сказал: «В моем погребе есть вино каждого года выпуска этого века. Всякий, кто обедает в этом доме, должен сказать мне год своего рождения, и я приношу вино, изготовленное именно в год рождения гостя».
Он открыл бутылку, и каждый из нас сделал по маленькому глоточку. Дуглас Скотт вино вообще-то не пил, но в данном случае нацедил себе в бокал одну треть чайной ложечки. Затем он довольно засмеялся и начал рассказывать истории об исцелении. Мэр слушал этого щуплого англичанина как завороженный. Иногда я даже думаю: почему Скотт не пошел работать в цирк? Штаны у него держались на подтяжках, и, находясь на людях, он частенько скидывал пиджак. Такого не позволял себе тогда ни один француз, тем более из представителей высшего класса. Среди элегантно одетых людей он был единственным, кто осмеливался снимать пиджак даже во время проповеди с кафедры.
Если бы Дуглас Скотт принадлежал к высшему свету Англии, не думаю, что французы так легко бы его приняли. Но он был из семьи рабочих, а аристократы обожают придворных шутов. Именно в таком образе он и представлялся окружающим.
Бывало, Скотт хватался за свои подтяжки и произносил что-то вроде: «Я хочу рассказать вам о Боге». Публика давилась от смеха.
Если Скотт хотел на чем-то заострить внимание аудитории, он оттягивал одну из помочей, а затем отпускал ее со смачным щелчком, затем оттягивал другую и также щелкал ею. Французы визжали от
восторга.
Лицо Дугласа Скотта было как у большого ребенка, а рот — как у артиста синематографа — очень подвижный и экспрессивный. Французам нравилось наблюдать, как он артикулировал губами, пытаясь произнести заковыристые французские слова. Когда он сильно ошибался, его поправляли прямо из зала. Скотт обычно благодарил (исправления его совсем не раздражали) и продолжал дальше.
Французы — нация, насквозь пропитанная идеями гуманизма и просвещения конца восемнадцатого

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский