Лестер Самралл - Вперёд с Божьим виденьем

стр. 76

Глава 10

Сразу после телеграммы, в которой говорилось, что цер¬ковь в Саут-Бенде осталась без пастора, я заказал билеты в Штаты. Моя семья на некоторое время осталась в Маниле, а я утром следующего воскресного дня уже был в Храме Голгофы в Саут-Бенде. Накануне я телеграфировал в цер¬ковь, что собираюсь приехать.
Пастор, который служил там во время моего отсутс¬твия, уже уехал из города. И хотя люди были несколько расстроены, меня встретили так тепло, как нигде и никог¬да раньше. В то утро мы все много радовались в Господе. Без всякого голосования церковь единодушно приняла меня обратно в качестве своего пастора.
Скоро я узнал, что за прошедшие два с половиной года, что я был в Маниле, церковь Саут-Бенда глубоко завязла в долгах. Количество членов церкви существенно не сокра¬тилось, но церковь задолжала около тридцати тысяч дол¬ларов. Управление было крайне запущено, дела не велись должным образом.
В то воскресенье я начал в церкви двухнедельные собра¬ния пробуждения, которые Бог мощно благословлял. Каж¬дый вечер в церковь приходило очень много народу. За эти две недели мы собрали несколько тысяч долларов, вполне достаточно для того, чтобы финансовая ситуация улучши¬лась. Я остался в Саут-Бенде на полтора месяца, приводя дела в порядок, а затем вернулся в Манилу, чтобы подгото¬вить церковь к моему окончательному отъезду.
Когда мы переехали в Филиппины, в нашей семье было четыре человека. Теперь же нас стало пятеро. Наш млад¬ший сын, Питер, родился в Маниле 17 октября 1953 года. Филиппинцы, казалось, особенно любили Питера, потому что он был «их» ребенком.
Отвыкать от Филиппин было очень трудно. Становится неловко, когда люди любят тебя так искренне и доверчиво, как любили нашу семью филиппинцы. То, что произошло в манильском аэропорту в день нашего отъезда, еще раз подтвердило правильность нашего решения.
В аэропорт съехались тысячи людей, чтобы попрощать¬ся с нами. Когда мы сели в самолет, люди начали плакать и рыдать, а некоторые упали в обморок.
Капитан нашего международного рейса был настоль¬ко расстроен этой сценой, что после выхода самолета на взлетную полосу он развернул самолет обратно к аэропор¬ту. Он сказал мне: «Сэр, я думаю, вам нужно выйти к этим людям. Я не могу взлететь, потому что они все кричат и плачут. Я не знаю, кто вы, но эти люди хотят вас видеть».
Мы с Луизой вышли из самолета. Мы подошли к забору, который отделял людей от взлетно-посадочных дорожек, и попытались успокоить их. «Мы будем приезжать каждый год, — обещали мы, — и мы всегда будем вместе в духе. У вас есть прекрасные пасторы, которые будут заботиться о вас, и все у вас будет хорошо».
На публике и в личном общении мы всегда учили лю¬дей, что больше всего мы должны любить Господа Иисуса Христа. Мы назидали их, что все упование человека долж¬но покоиться в Иисусе Христе и что нам всем нужно сле¬довать за Ним, а не за человеком. Но эти люди, только что, обретя Христа, имели обо всем этом иное представление.
При переезде в Манилу, мы переправили

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский