Лестер Самралл - Вперёд с Божьим виденьем

стр. 9

Глава 2

Мы с другом направились в его старой машине па север. Я был слишком наивным, чтобы понимать, что только что обращенный, семнадцатилетний паренек не мог просто пойти и проповедовать без всякой подготовки и без церкви, которая бы его поддерживала.
Мы провозились с нашей старой развалюхой всю дорогу, останавливаясь каждые пять миль, чтобы залить радиатор водой. Мы уже сильно проголодались, когда во время одной из остановок увидели хурму. Дерево стояло около самой дороги, склонившись до земли под тяжестью своих ярких оранжевых плодов. Мы отрясли всю эту щедрость, сели под деревом и наелись досыта. Наша вера и наш дух были очень крепки в тот момент. Мы представляли, что, должно быть, чувствовал Илия после того, как был накормлен воронами около ручья Хорафа.
Мы отъехали не более сорока или пятидесяти миль от города Панама, когда заметили прячущуюся среди хлопка маленькую белую школу всего с одной комнатой. Что-то внутри меня сказало: «Это правильное место». Мы остановились, чтобы выяснить на ближайшей ферме, кто хозяин этого школьного здания. Мы нашли фермера, у которого были ключи, и я заявил вежливым, но властным голосом: «Сэр, мы хотим проповедовать в этой школе».
Я, должно быть, не сильно походил на проповедника, особенно в глазах этого старого фермера: сорок два килограмма, одетые в городской наряд. Фермер сначала посмотрел на мое цыплячье телосложение, потом на мои чистые, ухоженные ногти и скользнул взглядом по моим выглаженным белым штанам. Я не мог точно определить, что выражало его лицо в тот момент — удивление или замешательство. Скорее всего, и то и другое.
Я подумал, что должен дать ему более подробное объяснение.
— Я болел туберкулезом, и если я не буду проповедовать, то умру. Бог меня исцелил, чтобы я проповедовал.
Он все еще смотрел на меня, забавляясь, поэтому я добавил с угрозой:
— Если вы не разрешите мне проповедовать в этой школе, я умру, а виноваты будете вы.
От этого заявления челюсть бедного фермера отвисла, и табачная жвачка потекла изо рта на подбородок.
— Ладно, сынок, — протянул он, моргая, — я не хочу, чтоб ты умер.
— Тогда дайте нам помещение, — я не видел никакого юмора в этой ситуации.
Он покопался в карманах и достал старый ключ от школьной двери. Мы сказали ему спасибо, потом, замирая, поблагодарили Господа и пошли в школу.
Уходя, я обернулся и спросил:
— Не могли бы вы одолжить нам еще и фонарь?
Он дал нам фонарь. В тот вечер в маленькой сельской школе началась евангелизация. Я был евангелистом, а мой друг — лидером прославления.
Получив ключи, мы стали ходить туда-сюда по дорого и говорить всем встречным о предстоящем собрании. В первый вечер пришли восемь фермеров. Но потом весть о евангелизации распространилась по всей округе, и толпа прихожан росла день ото дня.
В первый вечер одни из фермеров предложил нам остановиться у него. После одного-двух дней моего постоя он довольно грубо встретил меня утром, когда я пришел к столу на завтрак: «Сынок, в моем доме кто

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский