Франсин Риверс - Веяние тихого ветра

стр. 374

я велела, почему он не пришел ко мне? Откуда это ненавистное молчание?
— Потому что ты думала, что он будет жить с тобой так, как этого хочется тебе, — сказал Марк, — а это невозможно. — Испытывая жалость к сестре, Марк вздохнул и обнял ее. — С этим покончено, Юлия. Есть в жизни вещи, которые восстановить уже нельзя.
Юлия припала к нему и дала волю слезам. Успокоившись, она отошла и присела на холодную мраморную скамью в небольшом алькове. Марк сел рядом. Юлия печально посмотрела на него.
— Почему любовь так сжигает тебя, что кажется, будто она поглотила тебя целиком, а потом, когда все проходит, остается только вкус горечи на губах?
— Не знаю, Юлия. Я сам часто об этом думал.
— С Аррией?
— С Аррией и другими, — сказал он.
Юлия слегка нахмурилась.
— Только не с Хадассой. Почему?
— Потому что она не похожа ни на одну из тех женщин, которые были в моей жизни, — тихо сказал Марк и взял сестру за руку. — Сколько рабов готовы отдать жизнь, чтобы защитить своих хозяев? Если бы не Хадасса, Кай убил бы тебя. Она преданно служит тебе, и не по обязанности, как Енох или Вития, или другие рабы, а из чувства любви. Есть в ней что-то редкое и прекрасное.
— Что-то редкое и прекрасное... — машинально повторила Юлия. — Но все-таки она рабыня.
— Если ты освободишь ее, она будет свободной.
Юлия тут же подняла на него свой взгляд.
— Она мне нужна, — поспешно сказала она, чувствуя внезапно нахлынувшее на нее необъяснимое чувство паники. — И сейчас она мне нужна, как никогда.
Марк посмотрел на ее большой живот и закивал головой.
— Тогда я подожду, — тихо сказал он, — пока не родится ребенок.
Юлия не ответила. Она неподвижно смотрела в пол, и Марк почувствовал, как его охватил какой-то странный холод, когда он увидел пустоту в глазах своей сестры.

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский