Франсин Риверс - Дитя примирения

стр. 121

борьба происходит внутри Дины, снова похлопала ее по руке.
— Все в порядке, дорогая.
— Ты так думаешь? — тихо спросила Дина. Несмотря на все заверения матери, она не была уверена, что этому человеку можно было доверить свою жизнь.
«Господь, можно ли ему довериться?»
Мать повернулась к врачу, который молча ждал.
— Ее изнасиловали, Джеймс. Как ты понимаешь, с тех пор она в ужасном состоянии. Ее помолвка расторгнута, ей пришлось оставить колледж. Вся ее жизнь перевернулась. Ее отец считает... В общем, мы считаем, что аборт — это наилучший выход.
У Джеймса даже перехватило дыхание. «О, Господи», — подумал он. У него из головы не выходила та, другая девушка.
— Когда это произошло?
— В начале января.
Второй триместр... Слишком большой срок для медикаментозного или вакуумного аборта...
— Жаль, что вы раньше не пришли к такому решению.
Дина вскинула голову. Она еще не сказала, что согласна.
Но Джеймс продолжал:
— Врач, который тебя обследовал, не предложил тебе никакого лекарства?
— Предложил, но я отказалась.
Он взглянул на крестик на шее Дины и решил не спрашивать ее о причинах. Лучше не вступать в религиозные споры, это только замутит воду.
— Даже спустя два месяца это была бы очень простая процедура — заняла бы всего пятнадцать минут. Аборт во втором триместре, конечно же, намного сложнее, — он смотрел на Дину, подбирая более мягкие слова. — Я собираюсь предложить тебе инъекцию простагландина, чтобы вызвать схватки и удалить плод.
Джеймс не стал продолжать. Если Дине хочется узнать детали того, как вводится гормон, куда он вводится и что происходит с плодом, ей придется спросить. Хотя она может узнать обо всем во время самой процедуры.
— Риск минимальный, — продолжил Джеймс, заметив, как побледнела Дина, и желая успокоить ее. За пять лет работы он старался заниматься пациентами в первом триместре, оставляя тех, у кого более поздний срок, доктору Франклину. Но поскольку Дина — дочь его хорошей подруги, придется сделать исключение. Он сделает все сам и будет наблюдать за ней после операции — надо быть уверенным, что все прошло нормально.
В памяти всплыла статья о девушке-самоубийце. Почему сейчас это вспомнилось? Почему он никак не может выбросить это из головы?
И почему Ханна так на него смотрит?
Он постарался сосредоточить свое внимание на Дине — помощь была нужна ей.
— Я о тебе позабочусь. Я сделаю все так, как если бы ты была моей собственной дочерью. — Когда Джеймс говорил это, его сердце дрогнуло.
— А что потом? — тихо спросила Ханна.
— Она останется в реанимации час или два. Я буду все время рядом.
— Я имею в виду... потом.
— Только несколько моих пациентов вернулись с осложнениями; осложнения были незначительные, они легко лечились лекарствами. — На его лбу появилась мрачная складка. К несчастью, большинство из них возвратились опять беременными, чаще всего на поздних сроках. Выражение его лица смягчилось, когда он посмотрел на Дину. — Я не хочу, чтобы ты о чём-то беспокоилась, Дина. Это вовсе

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский