Франсин Риверс - Дитя примирения

стр. 190

10

Джо закрыл блокнот и сунул его в рюкзак. Застегнул молнию, закинул рюкзак на плечо и стал проталкиваться через толпу студентов к выходу из аудитории. Похоже, сегодня он ничему не научился — ему не удавалось сосредоточиться. Точнее, он был сосредоточен — но вовсе не на предмете лекции.
Он все время думал о Дине.
С тех пор, как она звонила в последний раз, прошло уже девять дней. Ему хотелось сесть в машину и проехать все побережье, чтобы узнать, как у нее дела. Джо сжал зубы — он знал, что не может этого сделать. Дина должна сама все решить, он не имеет права ее подталкивать. Конечно, если сама Дина его не попросит!
После такого продолжительного молчания это казалось нереальным...
Она звонила ему, чтобы сказать, что брак ее родителей на грани распада; сама она живет с каким-то врачом и его семьей в долине Милл. Через несколько дней она снова позвонила, сказала, что она благополучно добралась домой и Джо не о чем беспокоиться.
Ну да, конечно!
Сделав остановку в студенческом клубе, он купил чашку крепкого кофе. Может быть, порция кофеина взбодрит его дух? Снаружи, на ступенях здания, какой-то молодой человек в футболке, спортивной куртке и новеньких джинсах произносил зажигательную речь о тирании потребительского общества.
Заинтересованный, Джо послушал его несколько минут. Этот парень никогда бы не сдал экзамен по гомилетике у них в семинарии. Его аргументы расплывались, оратор постоянно перескакивал с одного на другое. Вдобавок парню не нравилось, когда кто-то из толпы слушателей пытался вставить свои «пять копеек». Один из студентов предложил оратору в подтверждение речи отдать свои часы «Сейко», но тот даже не уделил ему внимания.
Группки студентов отдыхали на траве, спешили в студенческий клуб, бежали на лекции. Все чем-то были похожи друг на друга, хотя одеты по-разному. Атмосфера была давящей, несмотря на прекрасный парковый пейзаж. На этом клочке земли много чего происходило, но мало что из этого можно было отнести к категории «правды».
Джо покачал головой. С его точки зрения, тысячи студентов, населяющих этот кампус, каждый день кто-то пичкает ценностями светского общества. Любовь — это либидо; правосудие — это политика; религия — это фантастика. Но, конечно, у всех у них были свои боги, хотя мало кто отдавал себе в этом отчет. Для некоторых из них богом стало образование. Джо встречал слишком много таких людей, чтобы в этом сомневаться. Были еще и другие идолы: карьера, деньги, положение в обществе, секс. Конечно, все студенты тут хорошо учились. Чему? Они выпивали яд разлагающегося общества и пьянели от гордыни собственных достижений.
Местечко, действительно, тупиковое...
Смешно и в то же время трагично было наблюдать за тем, как уважаемые профессора в своих лекциях подходят так близко к истине — и тут же в испуге бегут от нее прочь. В студенческом кампусе признание того, что Бог существует, приравнивалось к духовному святотатству. Пару дней назад один из профессоров цитировал исследование гарвардского

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский