Франсин Риверс - Дитя примирения

стр. 4

Воскресенье для мистера Паккарда было самым любимым днем. Но сегодня была среда...
— Мне не хватает моего Воина, — тихо сказал старик. — Так я называл Фреду, — добавил он с печальной улыбкой.
Мистер Паккард рассказал Дине, как он придумал это прозвище. Это было сразу после Второй мировой войны. Паккард два года воевал на Тихом океане, однажды его взрывом выбросило за борт. Он очнулся в госпитале, где провел целых три месяца, прежде чем его отправили на корабле в Штаты.
— За время моего отсутствия Фреда родила нашего сына, умудрялась растить его одна и при этом работать. А когда мой отец заболел раком, она оставила работу и заменила его в нашей продуктовой лавке. Моя Фреда была солдатом на домашнем фронте. — Черты его лица смягчились от воспоминаний, в глазах блестели слезы. — Вот я и назвал ее Воином, и прозвище прилипло.
— Нам пора закрываться, Дина! — раздался голос Салли из-за стойки. Она сказала это достаточно громко, так, чтобы мог услышать бедный мистер Паккард. Дина взглянула на его лицо, ей хотелось заплакать. Уловив намек, старик поднялся.
— Сегодня все куда-то спешат, — сказал он, бросив взгляд в сторону кухни. Затем его глаза вновь остановились на Дине. — Спокойной ночи, Дина. Пожалуйста, будь осторожна по пути домой!
— Обязательно буду, сэр, — ответила она с нежной улыбкой. — Не беспокойтесь за меня.
Хуан Гарсия начал убирать стулья, ставя их кверху ножками на столы. Дина собрала за мистером Паккардом чашку, блюдце и ложку, она смотрела, как старик с трудом шел через зал. Его снова мучил артрит.
— Я не хотела прерывать вашу беседу, — сказала Салли, пока Дина загружала посуду в производственную моечную машину и закрывала дверцу. — Но некоторые старики могут говорить до тех пор, пока ты сам не поседеешь. — Она сняла с вешалки свитер. — Им просто некуда идти и нечего делать.
— Он скучает по своей жене, — ответила Дина, в то же время подумав, что было бы неплохо последовать совету мистера Паккарда и попросить Салли подвезти ее домой.
— Это понятно. Я скучаю по своему мужу и своим детям. Ты скучаешь по своему симпатичному жениху.
Она шмякнула на конторку свою сумку и натянула свитер и длинную куртку поверх.
— Но, как всегда говорила Скарлет О’Хара, «завтра будет новый день».
Подхватив сумку, она уже на ходу бросила «спокойной ночи» и помчалась к задней двери. Салли так торопилась, что Дина даже не попыталась ее остановить. Кроме того, до остановки автобуса и вправду было недалеко, и дорогу освещали уличные фонари. Захватив из кладовки свой рюкзак, Дина сбросила белые туфли на резиновой подошве и влезла в зимние сапоги. Втискивая в рюкзак туфли, она попрощалась с Хуаном и прошла через зал в вестибюль, где был выход на заднюю парковку. Салли успела везде погасить свет, вестибюль освещался только тусклыми аварийными лампочками и светом, который падал из зала. Там Хуан готовился мыть полы и натирать их мастикой.
Натягивая на ходу куртку, Дина направилась к задней двери.
Мысль о том, что можно чего-то бояться,

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский