Франсин Риверс - Дитя примирения

стр. 71

4

Уже несколько месяцев Ханну Кэрри преследовало чувство, что с ее дочерью что-то не в порядке. Начиная с января, она непрестанно молилась за Дину. Это началось как-то ночью, когда она неожиданно проснулась. Сна в ту ночь Ханна не видела; если ей что-то и снилось, то она этого не помнила. Просто в тот момент она знала, что произошло что-то ужасное. Ханна позвонила дочери на следующий день, но Джанет заверила ее, что с Диной все в порядке. Ей все же удалось несколько раз за последние несколько месяцев поговорить с Диной, и эти разговоры только еще больше уверили Ханну в том, что обе девушки ей лгали.
Теперь она знала, что ее предчувствия имели основание. Маленькая синяя «тойота» Дины с наклейкой КНЖ на заднем стекле была припаркована у дома, а до весенних каникул оставалась еще целая неделя...
— Дина! — позвала Ханна, войдя из гаража в дом. Бросив на стол сумку, она прошла через арку в гостиную. — Дина!
— Мама!
Подняв голову, Ханна увидела, как дочь бежит по коридору и вниз по ступенькам.
— Моя малышка! — воскликнула она, исполнившись радости при виде своей дочери. Смеясь, Ханна распахнула объятия, и Дина бросилась ей на шею — так же, как она делала это еще маленькой девочкой. «Спасибо Тебе, Господи! Благодарю Тебя, Боже!»
— О, мама! — Дина крепко прижалась к матери. Маленькая Дина всегда прижималась к матери, когда ее обижали. — Мне пришлось приехать домой. Так получилось. Я очень скучала по тебе и папе.
— Мы тоже очень по тебе скучали, — сказала Ханна, плача от счастья. Она отбросила с лица дочери светлые локоны. Ей не доставало общения с Диной намного больше, чем она могла это выразить. Позволить Дине уехать из дома оказалось самым трудным решением за всю ее жизнь. В тот день, когда они с Дугласом отправили дочь самолетом в Чикаго, ей казалось, что разлуку невозможно пережить.
Она проплакала всю дорогу из аэропорта домой.
— Ханна, ты отдала ее Господу еще до того, как она родилась, — напомнил ей муж. — Не кажется ли тебе, что ты можешь доверить ее Богу сейчас, когда Дина стала взрослой девушкой?!
— Я так беспокоилась о тебе, сладкая моя! — Отодвинув Дину от себя, мать вгляделась в ее лицо. — Ты вернулась на неделю раньше, чем мы тебя ждали, — и на машине. Мы собирались послать тебе денег, чтобы ты могла прилететь самолетом.
— Может, сядем, мама?
И опять нахлынуло это чувство, Ханна не могла от него избавиться. Ее наполнял необъяснимый ужас.
— Ты ела, дочка? Пойдем на кухню, я что-нибудь тебе приготовлю!
— Да я не очень голодна.
— Тогда стакан молока. Я вчера испекла печенье!
«Толлхаус» — Динино любимое. Сам процесс приготовления был для Ханны своего рода терапией. Найти какое-нибудь занятие, чтобы убить время в ожидании того момента, когда дочь вернется домой. И вот теперь Дина дома, а беспокойство не проходит — напротив, возрастает.
Дина вяло улыбнулась.
— О’кей, — сказала она. Согласилась не потому, что голодна, а чтобы успокоить мать, — почувствовала Ханна.
Она достала печенье из керамической посудины

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский