Франсин Риверс - Воин

стр. 4

Глава первая

— Бегите!
Никто не услышал, поэтому Хелувай вложил пальцы в рот и пронзительно свистнул. Его родственники подняли головы. Он показал на чернеющее небо. Они посмотрели вверх.
— Быстро бегите в дома!
Все — мужчины, женщины и дети — бросили мотыги и побежали что есть силы. Побежал и Хелувай. Он был дальше всех на фараоновом поле, и ему предстояло пробежать самое большое расстояние. Черные клубящиеся тучи двигались с пугающей скоростью, закрывая солнце и обдавая холодом землю. Может, это громадный лев Бога издает свой страшный рык? Крича и закрывая руками головы, его родные бежали так быстро, как только могли.
Огненный зигзаг, блеснув, ударил в середину ячменного поля. Тут же вспыхнуло пламя, которое стало быстро поглощать созревшие колосья. Что-то больно ударило Хелувая по голове. Последовали новые удары, словно чья-то рука сверху бросала на него камни. Становилось все холоднее, и вскоре он заметил, что выдыхает пар. От быстрого бега было трудно дышать, в легких будто горел огонь. Удастся ли ему добежать до дома и спастись от этих огненных стрел? Вот, наконец, его хижина из кирпича и глины. Ворвавшись внутрь, он быстро захлопнул дверь и навалился на нее всей тяжестью своего тела.
Тяжело дыша, он стал искать глазами свою жену Азуву. Она, сжавшись, сидела в углу. Двое его старших сыновей растерянно съежились рядом. Третий сын громко вопил у нее на руках. Старшие сыновья, Меша и Мареша, молча глядели на него. Их мать, первая жена Хелувая, не стала бы так быстро впадать в истерику. Когда пришла ее смерть во время родов Марешы, она была куда спокойнее, чем сейчас Азува во время бури. Ручьи слез стекали по ее перепуганному лицу.
— Что это за шум, Хелувай? Что это? — Ее голос звучал все громче, пока не заглушил крик малыша. — Что это такое?!
Он схватил ее за плечи и сильно встряхнул.
— Тихо! — Отпустив ее, он нежно погладил своих сыновей по голове. — Успокойтесь. — Он поцеловал каждого. — Тише. Сидите спокойно. — Он обнял сыновей, пытаясь как-то прикрыть собою всю семью. Хотя его собственное сердце неистово стучало, угрожая вырваться из плоти и костей. Никогда еще ему не было так страшно, но он понимал, что должен быть спокойным ради них. Он старался думать только о них, утешая и подбадривая. — Тш-ш. Тише, тише...
— Отец... — Старший сын Меша ближе придвинулся к нему, его пальцы крепко вцепились в отцовский хитон. — Папа...
Над домом прогремели сильнейшие раскаты грома. Азува склонила голову, ища убежища на его плече. Меша прижался еще теснее. Вдруг в окно со стуком влетели тяжелые белые камни. Одолеваемый любопытством, Хелувай поднялся. Несмотря на протест жены и детей, он усадил Мешу рядом с Азувой.
— Сиди спокойно. Смотри за Марешей. — Хелувай не мог рассчитывать на то, что Азува утешит старших детей. Они не были ее сыновьями, и о собственной плоти и крови она заботилась куда больше.
— Что ты делаешь?
— Я хочу посмотреть.
— Хелувай!
Он поднял руку, повелевая ей замолчать. Пройдя через комнату, он взял один из камней,

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский