Робертс Лиардон - Божьи генералы

стр. 159

своего маленького пальчика, получая почти все, что хотела от него. По словам Кэтрин, она получала наказания только от матери, жесткой женщины, которая никогда не хвалила Кэтрин и не уделяла ей внимания. Но Кэтрин не чувствовала себя нелюбимой или нежеланной. Отец давал ей всю любовь и привязанность, в которых она нуждалась. Она так обожала своего папу, что даже через тридцать лет после его смерти слезы наворачивались на ее глаза, когда она говорила о нем.
Однажды, когда Кэтрин было около девяти лет, ей захотелось сделать что-нибудь приятное в день рождения матери. Она решила, что подарит ей праздничную вечеринку.
Но Кэтрин не подумала, что день рождения матери выпадает на понедельник. Она обошла всех соседей и попросила их прийти в понедельник с тортами.
Понедельник в доме Кульманов был днем стирки. В любой другой день недели Эмма одевалась с головы до ног в свои лучшие одежды, Никогда не знаешь, когда могут прийти неожиданные гости, и она ужасалась при мысли, что ее кто-то может увидеть в рабочем наряде.
Наступил понедельник, и Эмма Кульман оделась для стирки. Она босиком трудилась над горячим корытом с растрепанными потными волосами в мокрой грязной одежде. Раздался стук в дверь, она пошла, открыть, и увидела соседей, одетых в лучшие наряды. А перед ними стояла Эмма, поникшая и уставшая от стирки. Эмма испытала унижение и сквозь зубы пообещала Кэтрин, что разберется с ней позже3.
И она разобралась с ней! Эмма Кульман сделала так, что Кэтрин пришлось есть стоя (сесть она не могла) все торты, которые принесли соседи на день рождения!
Отец Кэтрин научил ее принципам бизнеса. Он владел конюшней. Она любила ходить с ним, когда он собирал счета, и позднее говорила, что всеми своими знаниями в бизнесеобязана ему.

Папа! Иисус вошёл в моё сердце!
Кэтрин было четырнадцать лет, когда она родилась свыше. Она много раз в жизни рассказывала историю о том, как ответила на то, что, казалось, исходило прямо от Самого Святого Духа, а не от какого-то человека. Она вышла, скорее, из “религиозного”, чем из духовного окружения, и церковь, которую она посещала, никогда не призывала к алтарю, чтобы принять спасение.
Об этом Кэтрин позже писала:
“Я стояла рядом с мамой, и церковные часы показывали без пяти двенадцать. Я не помню имя служителя или даже слова его проповеди, но что-то случилось со мной. Это так же реально для меня сейчас, как это было тогда - это самая реальная вещь, которая когда-либо происходила со мной.
Стоя там, я затряслась так, что уже больше не МОГЛА держать сборник гимнов. Я положила его на скамейку… и зарыдала. Я почувствовала тяжесть (осуждения) и поняла, что была грешницей. Я чувствовала себя ничтожнейшей личностью в мире. Однако мне было всего лишь четырнадцать лет.
..Я поняла, что мне надо было сделать только одну вещь: я проскользнула с того места, где стояла, подошла к первому ряду, села на скамью и плакала. О, как я плакала!
Я была самым счастливым человеком в мире. Тяжесть была снята с меня. Я пережила

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский