Мэри Катрин Бакстер - Божественное откровение об аде

стр. 40

Случилось невообразимое. Я была одна в сердце ада. Ужас схватил меня. Страх овладел моей душой, и смерть схватила меня.
Я кричала Иисусу: "Где Ты? Где Ты? О, пожалуйста, вернись, Гос-подь!" Я звала и звала, го никто не отвечал.
"О, мой Бог, – вопила я, – я должна выйти отсюда". Я побежала в тем-ноту. Когда я касалась стен, они, казалось, дышали и двигались под мои-ми руками. А потом я уже была не одна.
Я услышала звук смеха, когда два демона, окруженные тусклым жел-тым светом, внезапно схватили меня за руки. Они быстро заключили в цепи мои руки и поволокли меня в глубь сердца. Я призывала Иисуса, но ответа не было. И плакала и боролась со всей своей силой, а они волокли меня дальше так, как будто сопротивления не было совсем.
Когда мы погружались глубже в сердце, я почувствовала страшную боль, как будто какая-то сила натирала мое тело. Казалось, что мою плоть сдирали с меня. Я закричала в ужасе.
Захватившие меня приволокли меня к камере и бросили в нее. Когда они замыкали дверь, я вопила еще громче. Они смеялись презрительно и говорили: "Кричать бесполезно. Когда придет твоя очередь, ты предста-нешь перед нашим хозяином. Он будет мучить тебя в свое удовольствие".
Страшный запах сердца пропитал мое тело. "Почему я здесь? Что не-правильно? Я – сумасшедшая? Выпустите меня! Выпустите меня!" – Кричала я.
Спустя некоторое время я начала ощущать стены камеры, в которой я была. Камера была круглой и мягкой, как что-то живое. Она была живой и начала двигаться. "О, Господь, – закричала я, – Иисус, где Ты?" Но только эхо моего голоса возвращалось ко мне в отчет.
Страх – самый ужасный страх охватил мою душу. Впервые после того, как Иисус оставил меня, я начала понимать, что я потеряна без всякой на-дежды. Я рыдала и снова и снова взывала к Иисусу. Потом я услышала в темноте говоривший голос. "Бесполезно звать Иисуса. Его здесь нет".
Тусклый свет начал заполнять место. Впервые я смогла увидеть другие камеры, как моя, вделанные в стене сердца. Похожее на паутину было пе-ред нами, и внутри каждой камеры какое-то грязное, тинистое липкое ве-щество текло через камеры.
Женский голос из соседней камеры сказал мне: "Ты погибла в этом месте мучения. Отсюда нет выхода".
Я едва могла рассмотреть ее при тусклом свете. Она сознавала все, как и я, а обитатели других камер, казалось, спали или были в трансе. "Нет надежды, – плакала она, – нет надежды!"
Чувство полного одиночества и отчаяния охватило меня. Слова жен-щины не помогали. Она говорила: "Это сердце ада. Здесь нас мучают, но наши пытки не такие страшные, как в других местах". Позднее я поняла, что она лгала мне, будто пытки здесь не такие страшные, как в других местах ада.
"Иногда, – продолжала она, – нас приводят к сатане, и он мучает нас в свое удовольствие. Сатана питается нашей болью и становится сильнее от наших воплей отчаяния и печали. Наши грехи всегда перед нами. Мы знаем, что мы безбожники. Мы также знаем, что когда-то мы знали Гос-пода Иисуса, но отвергли Его и отвернулись

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский