Стен Нильсон - Завет в Крови Иисуса

стр. 73

чтобы восстановить Свое царство, пролив спасительную Кровь.
Когда первосвященник входил в Святое Святых, народ не мог видеть его, но слышал звук колокольчиков и знал, что он совершает служение от их имени. Поверх голубой одежды надевалась короткая куртка без рукавов, называемая ефод. Она была связана из нитей чистого золота и расшита узором из голубого, пурпурного и алого льна. Передняя и задняя часть ефода соединялись золотыми цепочками. На плечах же было по одному камню-ониксу, на которых было выгравировано по шести имен колен Израилевых. Камни были оправлены в сетку из золотой нити. Ефод был короче подира и подпоясывался льняным вязаным поясом. Все вместе характеризовало его как служителя Божьего и служителя народа.
Поверх ефода надевался нагрудный панцирь - наперсник. Он также был узорчатый, вязанный из льна тех же цветов. В него были вправлены двенадцать драгоценных камней с именами колен Израилевых. Так что символически первосвященник нес в сердце весь свой народ и представлял его перед Богом. Он нес его не только на плечах, но и в своем сердце. И заметь, что имена колен были выгравированы на сияющих драгоценных камнях чистейшей воды. Они искрились тем отраженным светом, который попадал на них.
На голове священника был тюрбан - кидар - из льна прекрасного качества. Впереди сияла золотая дощечка с выгравированными словами: «Посвящен Господу». Эта диадема была важной деталью одеяния, провозглашавшая, что он отделен и посвящен как представитель всего израильского общества, чтобы приносить жертвенную кровь, ради которой народ получал помилование. Бог принимал жертвы от людей только через первосвященников.
Обремененный человеческими слабостями
Один из дней в году назывался у евреев Днем искупления (умилостивления). Это был очень важный день для всей нации. Ее взаимоотношения с Богом зависели от служения, совершаемого первосвященником по Божьему предписанию. Если же он, по своему нерадению, совершал ошибки - то весь народ оставался без прощения и попадал под действие проклятия, которое постигает всякую жизнь без Божьей милости.
В 16гл. книги Чисел описан такой день. Мы видим, что первосвященник нес персональную ответственность за служение в скинии. Никто не имел права помогать ему. Никто не смел притрагиваться к нему прежде, чем он совершит священное служение перед престолом благодати.
И прежде чем взяться за дело, он сам должен был пройти через очищение и освящение: совершить омовение и принести жертву за свои собственные грехи прежде, чем представал перед Богом за весь народ. Ведь он был грешником, подверженным всем человеческим слабостям. Поэтому он мог отождествлять себя со всем народом. Ему самому было необходимо хождение в свете семисвечника. Он должен был пройти мимо стола предложений к алтарю курений (каждений) и быть окутанным его дымом прежде всего для того, чтобы иметь возможность приблизиться к Богу в мерцающем свете святости.
Из этого видно, насколько несовершенны были Старый завет, служение первосвященника

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский