Джеми Бакингем - Дочь судьбы

стр. 53

Глава 6 И куст горит

Как и многие Божьи служители, которые отправились в пустыню из-за своих грехов, Кэтрин

вскоре была забыта теми, кого она оставила. Боль воспоминаний была слишком сильна для тех,

кто любил ее и следовал за ней. Проще было стереть ее из памяти. А потому большинство ее по-

следователей очистили свою память и быстро заполнили образовавшуюся пустоту новыми

делами.

Хьюитт попросил Вильяма Ватсона, одного из лучших евангелистов, который проводил

собрания в «Скинии», принять дела от Кульман на следующей неделе. Воскресным утром, однако,

обнаружилось, что Ватсон ретировался из города в субботу вечером. Хьюитт сам провел

богослужение, но ему не хватило силы. Паства стала разбредаться. Лишь некоторые остались с

Хьюиттом. Другие, памятуя о Ватсоне, открыли свою собственную церковь в «Деловой школе

Барнса». Одна группа в конце концов примкнула к молодому проповеднику-пятидесятнику,

который только начинал работу в Денвере, — Чарльзу Блейру. Но многие, даже слишком многие,

вернулись в мир — «побитые», лишенные иллюзий, потерянные для Царства.

Кэтрин возвращалась в Денвер несколько раз после этого. Всегда в одиночестве. И хотя ее всегда

принимали в доме Андерсонов, она ни разу не обмолвилась о Барроузе Волтрипе. Словно она и не

выходила за него замуж.

Айна Фукс, которая была одной из самых верных помощниц Кэтрин, посетила Радио-церковь в

Мейсон-Сити несколько раз. «Все, что делает Кэтрин, — так это сидит позади своего мужа на

сцене и плачет», — сообщила она, когда приехала в Денвер.

Когда люди в Мейсон-Сити обнаружили, что Волтрип обманывал их относительно своего

первого брака, они тоже стали разбегаться от него. Радио-церковь была закрыта. Барроуз и Кэтрин

упаковали чемоданы и незаметно ускользнули в пустоту ночи. Они объявлялись в Канзасе,

Орегоне, Аризоне и даже провели некоторое время в Конкордии. Но Кэтрин так же была забыта

людьми, как и Моисей египтянами, пока он отбывал свое изгнание в Синайской пустыне.

Два случая во время этого «пустынного изгнания» заслуживают упоминания, ибо они имеют

прямую связь с тем, что последовало за этим. Кэтрин начала чувствовать, что ей нужно

«прощупать ситуацию», приняв некоторые приглашения проповедовать самостоятельно. Это

беспокоило Волтрипа, который хотел, чтобы она была при нем. Впрочем, осознав, что она прежде

всего — проповедница, а потом уж — домохозяйка, он позволил ей принять несколько «соло-

приглашений». Одно из них было из Питтсбурга, в Пенсильвании. Джек Маньон, пастор большой

межконфессиональной церкви, пригласил ее в «город крутых парней» для шестинедельной серии

собраний в начале 1943 года. Это был первый визит Кэтрин в Питтсбург, и ее тепло встретили.

Маньон полагал, что будет лучше, если люди не узнают о ее замужестве. Таким образом, хотя

Волтрип прожил с ней часть этого периода в отеле «Вильям Пенн», Кэтрин согласилась «прятать

его под одеялом». Однако пятилетний сынишка Маньона

LIBMY.com © 2014-2022