Дэвид Пирс - Рок священник

стр. 21

Югославский отряд

Это был холодный, мрачный, угрюмый январский день на ферме в Голландии, позже названной Гайдбик. Л был озадачен тем, что же я делаю, сидя в этой комнате.
"Мне приснился сон, где Бог сказал мне, что пошлет меня в народы, - сказала одна молодая девушка, ее лицо светилось энтузиазмом, - и когда я услышала об этой школе, то почувствовала подтверждение в своем духе". Расплакавшись, она села.
Я смотрел в пол, кусая губу и стараясь не рассмеяться. Затем я окинул комнату взглядом, который мог сказать собравшимся, что мне скучно и что меня мало заботит происходящее. Молодой голландец захотел быть следующим. "Привет, меня зовут Ринус", - сказал он, делая паузу, чтобы придать своим словам важ- ность. Про себя я подумал: "Ринус! Ты, наверное, шутишь. Что же это за имя такое?"
Он продолжал, я громко зевнул. "Я вырос в Голландской реформаторской церкви, и я очень рад, что могу находиться в этой школе и научиться тем вещам, которые будут здесь изучаться". В комнате раздались аплодисменты, и он выразил признательность за такой ответ. Я подумал, что будет лучше нарушить свое молчание и начать говорить. Я поднял свою руку и затем поднялся на ноги. "Я не знаю, почему я здесь, и я не хотел приезжать сюда", - отрезал я резко. Закончив свою короткую речь, я тяжело опустился на свое место. Мои слова произвели парализующий эффект. Никто не аплодировал, и комнату наполнила неловкая тишина. Я высказал свое равнодушие к собравшимся. Один из лидеров мрачно взглянул на меня с плотно сжатыми губами.
Я думаю, что я был ужасным студентом. Лидеры школы все время пытались найти на меня управу. Утром по понедельникам мы должны были собираться на ходатайственную молитву за разные страны. Моя группа собиралась в маленьком бунгало, отапливаемом маленькой газовой печкой. Встреча начиналась в 8-30 утра, и обычно в это время я был все еще сонным. Я также не мог привыкнуть к идее молиться за то место, в котором никогда не был. Поэтому я садился в большое мягкое кресло возле газовой грелки, Моисей, маленькая пастушья собака, запрыгивал ко мне на колени, и мы оба засыпали, закрывая слипающиеся глаза. Все по очереди мыли посуду в школе, у них даже были ответственные за каждую команду по мытью посуды. Это раздражало меня, потому что я никогда не был таким лидером. Я думал: "Мне не верится.
Разве я не могу быть даже ответственным за мытье посуды? Разве они не знают, что когда-то в Америке я был лидером целого служения?"
Но все-таки меня утешал тот факт, что однажды настанет мой день. Скоро будет евангелизационная кампания в Амстердаме, и это станет моей возможностью показать всем, что я великий проповедник. Я долго разговаривал с Джоном Гудфеллоу, который был одним из лидеров в школе, о том, как будет великолепно, когда мы поедем в город. Его назначили другие лидеры наблюдать за мной, чтобы мое плохое влияние не распространялось на других студентов.
За день до нашей поездки в город, одна из женщин-лидеров, которая мне очень не нравилась, зашла в наше бунгало.

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский