Дэвид Пирс - Рок священник

стр. 3

Ад Данте

Казалось, что апрельской ночью 1990 года мы вошли во внутренние глубины ада. Густой дым так окутал зрительный зал города Новосибирска, где мы должны были выступать, что он казался гигантской пепельницей.
"Огонь" свободы слова, зажженный политикой гласности Михаила Горбачева, как раз начал бушевать в этом дальнем углу Советской империи, в городе с населением 1 500 000 душ, расположенным на пересечении Транссибирской железнодорожной магистрали и реки Обь в юго-западной Сибири. И этот небольшой проблеск огня начал зловеще гореть в зале, значительно меня обеспокоив.
Я и моя группа были за кулисами, готовясь выступать после известной русской группы, играющей дэз- металл, и чье послание "свободы слова" для сибирской молодежи состояло из одной ненависти, смерти и суицида.
Я убедил двух местных пасторов прийти и присоединиться к нам на концерте. Ранее в тот же день я был в их баптистской церкви, где просил их поддержать нас.
"Мы собираемся провести большой концерт в вашем городе, - сказал я им. - Пожалуйста, придите и помолитесь вместе с ними. Я верю, что сегодня многие найдут Иисуса. Вы нужны нам, чтобы помочь им идти дальше". Пара, одетая в темное, удивленно посмотрела на меня, но после некоторых обсуждений они согласились придти и присоединиться к нам.
За кулисами наша группа готовилась к предстоящему концертy. Рассел Арчер, мой калифорнийский гитарист, сценическое имя которого - "Брюссельское пушистое Яйцо", ходил взад и вперед со своей длинной гривой, свисающей на его лицо так, что вы не смогли бы сказать, куда он смотрит в данный момент. Он также носил длинную рубаху, которая была ниже колен и свисала, словно платье, поверх его синих джинсов.
Наш бас-гитарист, "Капитан", или Джон Суини, родом также из Америки, и он тоже носил очень длинные волосы, которые всегда были в беспорядке. Капитан стоял спокойно, шевеля губами в тихой молитве.
Наш барабанщик Пол Берстиг из Голландии, которого мы называли "Клондайк", был в шортах, и его дикие голубые глаза напоминали кошачьи. Когда он, молясь, нервно ходил взад и вперед, он столкнулся с Расселом. У меня на голове был конский хвост, одет я был в черную рубашку без рукавов, пояс Харли Дэвидсон и черные теннисные туфли.
Ошеломленные пасторы стояли вдоль стены, устремив недоверчивый взгляд на нашу группу. Когда я украдкой взглянул на них, по их выражению лиц казалось, что они не знали, были ли мы на их стороне или нет - или мы были вообще из другого мира.
Группы безумных детей бегали по коридору туда-сюда, стучали в нашу дверь и пытались проникнуть в нашу комнату. К счастью, мы поставили человека, который никого к нам не впускал.
Когда мы молились, я мог услышать тяжелые шаги в коридоре. Я знал, что это должен быть Кит, потому что он ходил, как будто бы у него на ногах ласты. Звуки от его больших шагов были похожи на землетрясение. Я перестал молиться и открыл глаза. Я мог бы сказать, что он был расстроен тем, что увидел в зале.
"Эй, ребята, нам нужно молиться еще сильней сегодня.

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский