Уэйн Райс - Горячие иллюстрации для молодёжных служений

стр. 36

23) Выбрать Мэри

(Это письмо впервые появилось в книге Дэна Тейлора «Письма к моим детям» (ИнтерВарсити Пресс, 1989). Дэн пишет своему сыну Мэтью.)

 
Дорогой Мэтью,

Когда я учился в последнем классе среднего звена и вот-вот должен был стать старшеклассником, я был воплощением идеи о настоящем американском характере. Я был умен, подтянут, остроумен, красив и невероятно мил. В старших классах, конечно, все становится не таким уж безоблачным, но, по крайней мере, в тот год у меня было все.

У нас была молодая учительница — мисс Оуэнс. Она помогала мистеру Дженкинсу, нашему постоянному учителю. И, к сожалению, она знала, что, хоть я был умен и невероятно мил, но и мне было над чем работать в своем характере.

Одним из предметов, которые каждый в этот году должен был освоить, были танцы. У моих родителей были некоторые сомнения по этому поводу, но так как это были народные танцы — скуэр дэнс — все было в порядке.

Каждый раз, когда начинался урок танцев, нам приходилось делать просто ужасную вещь. Мальчики вытраивались у дверей класса. Затем, один за другим, каждый мальчик должен был выбирать партнершу по танцам.

Все девочки сидели за партами. Когда их кто-то выбирал, они выходили из-за столов и присоединялись к полным самомнения парням, оказавшим им честь своим выбором. Поверь мне, парням все это не доставляло особого удовольствия, во всяком случае, мне точно.

Но только представь себя на месте этих девочек. Подумай, как ты ждешь, что тебя выберут. Подумай о том, как ты смотришь на тех, кого выбрали до тебя. Представь, как ты переживаешь, что тебя выберет кто-то, кого ты терпеть не можешь. Подумай, как ты волнуешься — а вдруг тебя вообще никто не выберет?

А теперь представь, что тебя зовут Мэри.

Мэри сидела на одной из первых парт, справа. Она не была особо симпатичной. Она не была очень умной. У нее не было чувства юмора. Она была милой, но в школе этого не достаточно. И Мэри уж точно нельзя было назвать спортивной. В детстве она переболела то ли полиомиелитом, то ли еще какой-то подобной болезнью, и из-за этого одна рука у ней была меньше другой. К тому же Мэри подхрамывала и в довершении всего была несколько толстовата.

И вот тут-то в дело вступила мисс Оуэнс. Однажды она отозвала меня в сторону и сказала: «Дэн, в следующий раз, когда у нас будут танцы, выбери Мэри».

Она бы меня еще на Марс попросила слетать! Такая мысль — выбрать Мэри — была настолько неожиданной и не поддавалась разумному осмыслению, что не укладывалась у меня в голове. То есть, когда до меня дойдет очередь, я должен был выбрать совсем не самую лучшую, красивую и популярную девочку в классе, а дурнушку Мэри? Это мне казалось чем-то противоестественным.

И тут мисс Оуэнс прибегла к совсем подлому аргументу. Она сказала, что каждый христианин должен поступать именно так. Вот тут-то я понял, что обречен. Я был обречен, потому что знал, что она права — точно так поступил бы Иисус. Я вообще удивлялся, почему в воскресных школах еще не висят плакаты

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский