Кеннет Хейгин - Будет ему, что ни скажет

стр. 13
Конец книги

появлялась в церкви. Она встретила молодого человека, там где рабо­тала и вышла за него замуж. Она сказала ему: «Я не знаю так ли уж я хороша своей вере, но я верю в говорение на языках.»
Он был Баптистом (большинство Баптистов отвергает дар говорения на иных языках во время богослужений), но сделал вид как будто это его не беспокоило.
Однако, сразу же после женитьбы, он заявил: «Я глава этого дома и ты не будешь якшаться с этими говорунами на непонятных языках. И это конец дискуссии.»
Он относился к нам очень холодно.
Они жили в Хьюстоне, а мы в Порт Артуре.
Однажды утром, в 5 часов зазвонил телефон. Женщина на другом конце, где-то в другом городе, была просто в истерике. Я не мог понять кто это был. В конце концов я потребовал: — Кто это? Кто это?
Это была моя сестра.
Я сказал: — Или замолчи совсем или говори так, чтобы я мог тебя понять.
— Хорошо, — сказала она, — Руфь родила, и ни ей, ни ее мужу Бенну они не разрешают даже взгля­нуть на него. Доктор сначала сказал, что ребенок родился мертвым. Потом он сказал: «Ребенок не мертвый, как мы думали вначале, но он умрет. Он не может жить. Лучше если никто из вас не увидит его, потому что его голова и лицо обезображены.»
Она добавила: — Бенн хочет, чтобы ты помо­лился за ребенка.
Я сказал: — Хорошо, Олета: «кто скажет и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет.» В ту минуту, когда ты положишь трубку, просто пове­рнись к Бенну и скажи ему: «Бенн, дядя Кен го­ворит, что ребенок будет жить и не умрет, он будет в порядке.»
— О, Кен, ты так думаешь? — спросила она.
— Нет, я не только думаю. Я знаю это, - был мой ответ.
— Он попросил меня позвонить, чтобы ты мо­лился. Ты помолишься?
— Нет, — сказал я. - Я не буду молиться, мне не нужно молиться. Я уже сказал это. Иисус сказал: «Ты будешь иметь то, что ты хочешь.»
— Хорошо, — она сказала, —Руфь хочет, чтобы твоя жена приехала.
Я ответил: — У меня дневная служба в церкви, но кто-нибудь другой привезет ее.
Орета и наш друг приехали в Хьюстон около 10 часов утра.
Бенн сбежал по ступенькам, обнял мою жену и закричал: — Я — Пятидесятник-Баптист! Я — Пятидесятник-Баптист! Я — Пятидесятник-Бап­тист!
Он сказал: — Дядя Кен не успел положить эту трубку на десять минут, как медсестры прибежали, говоря: «Вы можете увидеть вашего ребенка! Он в полном порядке. Мы смотрели на него и его голова вдруг начала принимать нормальную форму, вы­равниваться, как воздушный шар. Он в порядке. Он будет жить.»
Если бы вы видели этого мальчика сейчас! Он — большой, здоровый парень. Неплохо было бы увидеть вам и Бенна сегодня. Слава Богу, он — Пятидесятник-Баптист, наполненный Святым Духом, говорящий на языках, и учитель в Воскрес­ной школе и работает в одной из церквей Пятиде­сятников.
Слава Богу, вы можете иметь то, что вы скажете.

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский