Кеннет Хейгин - Будет ему, что ни скажет

стр. 5

Глава 2 Не подготавливайте свое поражение

Многое случается потому, что мы думаем, что оно должно случиться.
Недавно я прочитал об одном ученом, который утверждал, что после того как вы достигнете опре­деленного возраста, наша память изрядно ослабе­вает. Когда я достиг 40 лет, то обнаружил, что мне стало гораздо труднее запомнить Писания. После некоторого времени я сказал себе: У меня нет нужды для этого. В конце концов, мозг — это просто физический орган, через который наш ум оперирует. Ум это часть моего внутреннего я — и ум никогда не стареет. (У Богача в аду и ум и память были в порядке, потому что Авраам сказал ему в Луке 16:25: «...вспомни, что...»).
С того момента когда я начал верить, думать, и говорить правильно, я мог цитировать любое место из Писания, которое я припоминал все так же легко как и прежде, а моя память даже стала лучше вместо того, чтобы начать ухудшаться.
Мы терпим многократные неудачи только пот­ому, что мы готовим себя к ним. Мы готовимся к падению. Мы думаем об этом, верим в это, и делаем это. Но, как верующие, мы не должны никогда говорить о падении, сомнении, или неверии. Мы должны говорить о вере.
Если вы потерпели поражение, вы произнесли свой приговор вашими собственными губами.
Я благодарен Богу за все хорошие публикации, доступные сегодня на эту тему, но еще много лет тому назад я обнаружил этот секрет в тексте уже процитированном раньше, где Иисус говорит:

МАРК 11:23,24
23.Имейте веру Божью. Ибо истинно говорю вши: если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, в не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет.
24.Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — а будет вам.

В 1933 году, я был обыкновенным мальчиком 16-ти лет, тяжело больным, в постели. За четыре месяца до моего шестнадцатилетия я был настолько болен, что, казалось, никогда не покину постели.
Пятеро врачей, включая одного знаменитого, занимались мной.
Я жил с моими дедушкой и бабушкой. У моего дедушки было много земли, но он не был богат. Это было время Великой Депрессии. Однако, если бы самая дорогая клиника могла спасти меня, он бы отправил меня туда.
Мои доктора советовали моей семье слушать доктора из знаменитой больницы Мэй, так как он считался одним из лучших в Америке.
Он и все другие мои врачи сказали, что у меня нет надежды. Он даже сказал, что у меня нет ни одного шанса из миллиона на выживание. Он даже добавил, что насколько это известно врачам, еще ни один ребенок с моей болезнью не прожил больше 16 лет. У меня никогда не было нормального детства. Я никогда не бегал и не играл как остальные дети. Я был полуинвалидом всю мою жизнь.
Город в котором я жил назывался Маккин (штат Техас) и находился в 32 милях (около 50 километров) от Далласа. В то время там жило около 8750 че­ловек. Дедушка имел там несколько домов, и он решил перебраться из одного в другой. Он пе­рекрасил его, обставил, и на Новый 1934 Год, мы перебрались.
Рабочие перевезли мебель,

LIBMY.com © 2014-2020
Владимир Бабинский