Дэвид Ховард - История жизни Виктора Ландеро

стр. 11

Глава 3 Я хочу знать путь

Теперь началась настоящая борьба.
С одной стороны, я видел преимущества жизни протестанта: обладать любовью, добротой, состраданием — теми качествами, которые я видел в Елиэсере. Особенно хотел мира, который был у него. Я слишком хорошо знал, что всего этого так не хватало в моей жизни, переполненной мрачными настроениями, грузом непрощенных грехов, частыми глубокими депрессиями, конфликтами с другими людьми.
Но, размышлял я, мне придется от слишком многого отказаться, чтобы стать одним из «них». Как я мог бросить пить ром, бросить своих трех женщин? Как я мог выбрать только одну из них, чтобы жить с ней? Как сказать об этом двум другим? Мне казалось, что разорвать эти отношения было просто невозможно.
Тогда я еще не знал, что мне не нужно этого делать. Что Иисус Сам все устроит.
Иногда во мне возникало желание никогда больше не видеть эту Библию! Но я любил ее, боялся ее, почитал ее, был в долгу перед ней. Казалось, что она даже знает, о чем я думаю! Однажды в одиночестве я воскликнул: «Она знает мое сердце — какой я порочный!»
Теперь же, после моих последних бесед с Елиэсером, я знал, как Библия называет меня: она называет меня грешником. Мне очень не хотелось признать это, но данное определение было верным. Соглашаясь с ним, я осознавал необходимость в покаянии. И Библия очень ясно и определенно говорила об этом.
Итак, битва была в разгаре.
Иногда я хотел, чтобы Елиэсер вернулся, иногда боялся этих визитов. Но всегда, независимо от настроения, я пытался его развлекать. Порой я делал это нерешительно и неохотно, а иной раз был на высоте, проигрывая для него последние, самые лучшие и самые громкие записи хонки-тонк* с музыкального автомата. Это было настолько естественным для меня, что представить себе кого-то, кто бы не разделял моего энтузиазма и музыкального вкуса я не мог.
*Непритязательная фортепианная музыка, исполнявшаяся преим. в барах и т.п. (прим. переводчика)
Бывали дни, когда моя внутренняя борьба была настолько сильной, что я хотел, чтобы мой друг был рядом и поговорил со мной. Но иногда поражения были такими горькими, что мне хотелось никогда больше не видеть Елиэсера, потому что я не мог представить себе, как после случивше-гося смотреть ему в глаза.
Обычно, первый вопрос, который задавал мне Елиэсер, был: «Как у тебя обстоят дела с чтением Библии?»
И всегда, когда он спрашивал меня об этом, я, часто против собственной воли, говорил правду. Елиэсер никогда не осуждал меня. Он просто выслушивал мои вопросы и сомнения. Потом он открывал Библию, делился новой истиной и молился со мной. Сам я раньше никогда не молился, и Елиэсер был первым протестантом, молитву которого я слышал.
Те молитвы, с которыми мне приходилось сталкиваться прежде, были ритуальными, безжизненными. Но молитвы Елиэсера были другими — простыми, конкретными и ис-полненными духовной силы. Он не просто произносил слова, но действительно говорил с Богом.
Возможность знать Творца так же, как знал Его Елиэсер одновременно и восхищала

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский