Дэвид Ховард - История жизни Виктора Ландеро

стр. 26

рука коснулась меня, и сняла тяжесть с сердца. Я пошел домой, исполненный новыми силами.
Теперь это место имело особенное значение для меня, и я часто туда возвращался, чтобы молиться и поститься. Я показал его Каликсто, Грегорио и другим, которые тоже иногда приходили со мной.
Вскоре многие из нашей общины стали приходить сюда для поклонения, и мы назвали эту маленькую поляну Мицпа, в честь той местности, где евреи одержали победу над филистимлянами.
Мы привели в порядок это место и вскоре стали регулярно посещать его, проводя все больше времени в молитве и вникая в себя. Все это стало приносить плоды самым необычным образом.
Хуан Гонзалез был молодым человеком восемнадцати лет из очень бедной семьи. Несколько раз он говорил мне:
— Виктор, не думаю, что когда-то достигну чего-нибудь.
— Бог может изменить это, — сказал я ему.
— Не знаю, — ответил он. — Временами у меня бывает чувство собственной неполноценности. Мое тело так часто болело...
После того, как в 1959 году он пришел к Господу, Хуан немного изменился. Но его по-прежнему не покидало чувство собственной ущербности, и связанные с этим частые глубокие депрессии.
Однажды вечером, когда меня не было в церкви в Корозалито, произошло нечто, изменившее не только жизнь Хуана, но и мою.
Хуан рассказал мне о случившемся, когда я вернулся.
— Это произошло во время молитвы, — сказал он. — Я молился вслух, как всегда, но не громко и не беспорядочно. Я молился тихо. Ты знаешь, как я молюсь.
Я кивнул. Хуан был одним из самых тихих людей, каких я знал. Он никогда не делал ничего, что могло бы привлечь к нему внимание других.
— Я стоял на коленях, — продолжал Хуан, — и долго молился. Когда вдруг это произошло.
— Что произошло? — спросил я.
— Ну, я точно не знаю, что именно. Во всяком случае, я молился, как обычно, и вдруг перестал узнавать слова, которые произносил.
— Перестал узнавать?
— Именно так, — твердо сказал Хуан. — Казалось, что я молился на другом языке, незнакомом мне. Хотя он и был непонятным, но имел приятный звук. Мне понравилось, то, что я слышал в молитве...
Я начал что-то вспоминать. Что-то из книги Деяний. Может, Бог послал пятидесятницу на Корозалито?
— Ты раньше когда-нибудь так молился?
Хуан покачал головой. В тот день я заметил, что в нем что-то изменилось. Новая уверенность, какой-то свет, что-то, чего я не совсем понимал.
Я откинулся в кресле. Во мне росло радостное волнение. Опередив меня, Хуан сказал:
— Я чувствовал, как будто славил Бога на новом языке. Как бы это выразить? На незнакомом языке...
— Ты сказал на незнакомом языке?
— Да, Виктор, именно так, кажется, и было. Это был как будто совсем не мой язык. Но он был очень приятным.
Лицо Хуана стало серьезным.
— Виктор, что все это значит? Что происходит со мной?
Я покачал головой.
— Точно не знаю. Перед тем, как дать ответ, хочу задать тебе пару вопросов.
— Пожалуйста. Спрашивай.
— Ты теперь чувствуешь какие-то перемены в себе? Я имею в виду после того что произошло: больше

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский