Рик Реннер - Драгоценные истины из греческого языка

стр. 7

4 января Твердыни в разуме

Оружия воинствования нашего не плотские,

но сильные Богом на разрушение твердынь:

[ими] ниспровергаем замыслы.

— 2 Коринфянам 10:4

Как-то я проповедовал на юге Англии. Между служениями у меня появилось несколько

свободных часов, и я попросил показать мне известный старинный замок, которому

примерно тысяча лет. Мы подошли к замку, его высокие, массивные стены нависали над

нами. Я поднялся на самую высокую башню и залюбовался открывшимся видом красивой

долины. Этот замок знаменит своей историей. Его расположение на вершине горы делало

его неприступным сотни лет. Многие пытались его захватить, но высокие, толстые стены

надёжно защищали тех, кто находился внутри. Врагам так и не удалось взять эту крепость.

Стоя на башне, глядя на долину и слушая рассказы о том, как иноземцы много раз

безуспешно пытались захватить крепость, я вспомнил слова Павла, записанные во 2-м

послании к Коринфянам 10:4: «Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные

Богом на разрушение твердынь: [ими] ниспровергаем замыслы».

Что же это за твердыни, настолько крепкие, прочные, что их можно разрушить только

Божьей силой и оружием Святого Духа?

Греческое слово ochuroma — «твердыня», одно из самых древних, встречающихся в Новом

Завете. Изначально оно переводилось крепость, замок, цитадель. Стены крепости были

очень толстыми, высокими, неприступными, так что противник не мог взобраться по ним

или их разрушить. Незваные гости не могли проникнуть в такую крепость. Позднее это слово

приобрело ещё одно значение — тюрьма. Поскольку тюрьмы очень строго и бдительно

охранялись и их строили на территории крепости, то вполне понятно, почему слово, первое

значение которого крепость, твердыня, потом стало означать «тюрьма». И то, и другое было

прочное и неприступное, разница была только в том, что крепость удерживала самозванцев

от проникновения внутрь, а тюрьма не давала им выйти наружу. Толстые тюремные стены и

стальные решётки на окнах исключали возможность побега.

Твердыни, о которых говорит Павел, — это лживые заявления дьявола, которые ему удалось

так глубоко укоренить в разуме человека, что теперь они влияют на некоторые или многие

сферы его жизни. Как строили древние замки, так и дьявол стремится построить в вашем

разуме прочную твердыню из лжи, чтобы руководить вами через ваши мысли и чувства. Вы

можете догадываться, что дьявол говорит вам ложь, пытаясь уничтожить ваше чувство

собственного достоинства и исказить ваше представление о самом себе.

Если у человека в разуме появилась твердыня, значит, дьявол возвёл вокруг него толстые

невидимые стены лжи, которые стали для него и крепостью, и тюрьмой. В качестве

крепости эти стены охраняют его от людей, которые хотели бы помочь ему увидеть истину,

но им не удаётся разрушить невидимый барьер, окружающий этого человека со всех сторон.

А в качестве тюрьмы в своём плену его держит ложь. Человек сидит за решёткой

LIBMY.com © 2014-2018
Владимир Бабинский